Семь раз отмерь
один раз пельмень
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Семь раз отмерь > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 23 января 2019 г.
Save A Prayer Paul Pott 14:17:42

Это должно было появиться в моей статейке о Шри-Ланке, но я как-то совершенно упустил этот момент, когда писал её. Так что допишу уже бонусом. Спасибо хорошему знакомому за наводку!
­­
Весной 1982 года Duran Duran снимали на Шри-Ланке клип на свой сингл Save A Prayer (занявший в британских чартах 2 место). Съёмки происходили в нескольких локациях – в том числе и на верхушке скального плато в Сигирии. Поэтому теперь я особо рад, что всё же заставил себя подняться туда – ведь это заняло более часа под пекущим солнцем и с наступающими на пятки арабами. Зато получается, что я умудрился побывать в дважды историческом месте! )
­­
Забавно ещё одно совпадение: музыканты прилетели в страну через аэропорт Коломбо, а отель их находился в центральной части острова, городе Канди. Откуда они уже добирались в Сигирию, приют для слонов Пиннавела и прочие места. Выходит, что я практически повторил их путь в этом плане. Причём когда их везли из Коломбо, их неприятно поразила открывшаяся взору нищета. И, честно говоря, похожие мысли посещали и меня, когда я ехал по той же дороге спустя 36 лет.
­­
К счастью, я хоть не повторил историю гитариста Энди Тейлора, который по пьяни свалился в речку, наглотался воды и был впоследствии госпитализирован с какой-то разновидностью тропического вируса... Даже уж не знаю, в чём причина: то ли потому, что я не подходил близко к речкам, то ли потому, что не пил (в том числе и из речек).
­­
Сейчас пересмотрел видео ещё раз, и понял, что ничего особенно за столько лет там и не изменилось: всё те же рыбацкие катамараны, те же рыбаки на шестах, те же купающиеся слоны, те же кровати с балдахином и те же вентиляторы. Разве только детишки из клипа уже, наверное, своих детишек давно наплодили. Да с девушкой в красном не довелось станцевать...
­­
p.s.: Будучи на Шри-Ланке Duran Duran и режиссёр Рассел Малкэхи сняли ещё два видеоклипа на песни с альбома Rio: Hungry Like The Wolf и Lonely In Your Nightmare. И хотя некоторые сцены в них дублируются, именно Save A Prayer изобилует наиболее характерными видами страны.
­­
p.p.s.: А Save A Prayer, кстати, звучит в свежем фильме Бамблби – наряду с древними хитами The Smiths, Bon Jovi, A-Ha, Tears For Fears, Simple Minds, Ховарда Джонса и Сэмми Хагара. Несмотря на то, что главная героиня там носит майку Motorhead, металлом они при этом особо не балуют.
­­

Хочется: иногда
Категории: Шри-Ланка, Duran Duran
.... огнесручий какаду 13:44:37
ЖОПНОЕ СРАНЬЁ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!
ПОДЖОПНЫЙ ГОРШОК!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!

Категории: Сортир
Вчера — вторник, 22 января 2019 г.
Магистр дьявольского культа РПК/ОС HaidyJack 20:11:49
Имя.
Не Ланчунь
nie – шёпот
lan - орхидея
chun - весна

Орден. Цин Хэ Не

Сильные стороны.Медицина

Статус.Мертва

Личность.
Как адепт, воспитанный Не Минцзюэ, Ланчунь опытная, достаточно сильная и бесстрашная заклинательница.
Она искренне верна своему ордену и делает всё, чтобы оправдать возложенные на неё надежды.
Так как Ланчунь прямолинейна, ей не нравятся люди, которые обсуждают других за их спинами. Она спокойная, послушная и трудолюбивая девушка, с выраженным чувством справедливости.
Хотя Ланчунь и известна среди орденов заклинателей, у неё не много друзей. Но те, кто рискнет с ней подружиться, получат преданного друга. Она сострадательная и нежная по отношению к своим друзьям и близким.
Она близко к сердцу принимает проблемы других и изо всех сил пытается оказать посильную помощь.
Её воля к самопожертвованию ради других показывает её, как доброго человека.

Биография.
Ланчунь была рождена в маленьком, почти неизвестном клане Гу. Однажды, на деревню, которая находилась под покровительством её ордена напал горный демон, который по неосторожности был пробужден местными жителями. Деревня потерпела большие убытки, а сам орден был практически уничтожен, но перед смертью нескольким заклинателям всё же удалось запечатать демона обратно в горах.
Подробнее…
Ланчунь и её мать остались единственными выжившими из всего ордена, но во время боя с демоном, мать девочки была тяжело ранена и больше не смогла двигаться. Из-за ненадлежащего ухода ей становилось всё хуже и хуже. Ланчунь вместе с матерью, после полного уничтожения ордена остались жить в разрушенном здании. Припасов на долго не хватило, как и лекарственных мазей, которые хоть немного улучшали состояние её матери, и Ланьчунь ничего не оставалось кроме как начать воровать.

Вскоре, по миру прошли слухи, что на горе стали пропадать путешественники и это не осталось незамеченным заклинателями из ордена Не. В деревню прибыла группа людей, во главе с юным Не Минцзюе, с которыми и столкнулась Ланчунь пытаясь обокрасть одного из заклинателей, но она была поймана за руку. Ей удалось сбежать, но очень скоро судьба столкнула их снова - заклинатели ордена искали сопровождающего, который бы ориентировался в местности, однако ни у кого не возникло желания приближаться к горе, где творится всякая чертовщина.
Ланчунь предложила свою помощь, взамен на деньги. Во время ночной охоты, в которой заклинателей сопровождала девочка, члена ордена Цин Хэ Не были удивлены познаниями девочки в защитных талисманах, а так же медицине.
Когда демон был повержен, и Ланчунь получила заработанные деньги, у неё поинтересовались, что она собирается сделать с такой суммой, на что девочка рассказала про свою маму, которая вот уже долгое время прикована к постели. Она также обратилась с ним за помощью и привела их к своему дому.

Увидев обездвиженную женщину, чье тело было полностью покрыто гниющими ранами, все удивились, как она до сих пор может быть жива, ко всему шипы горного демона были отравленными и было загадкой, почему эта женщина все ещё не погибла от проникшего в организм яда. Не Минцзюе вызвался поговорить с матерью Ланчунь, из-за чего девочка осталась ждать с адептами снаружи. Когда Не Минцзюе вернулся, то сообщил, что по просьбе женщины он забирает Ланчунь в Цин Хэ Не, где она станет ученицей ордена.
Девочка уже догадалась, что это была последняя воля её матери.

Ланчунь оказалась очень усердной и талантливой ученицей. Часто Не Минцзюе лично контролировал её тренировки, так как считал своим долгом воспитать из девочки достойную заклинательницу.
Когда Не Хуайсан был отправлен на обучение в Гу Су, Ланчунь была отправлена вместе с ним, правда, уроки девушки проводились отдельно с женщинами из Гу Су, и были направлены на изучение искусства врачевания. Так как у Ланчунь был опыт в медицине, который она переняла от матери, заботясь о ней все это время, такие уроки должны были пойти ей на пользу.

Однако, уже в первый день Ланчунь устроила потасовку, запустив надкушенным яблоком в учеников ордена, которые обсуждали Не Хуайсана. Этим она привлекла к себе много внимания, но именно благодаря этому она познакомилась с одноклассниками Хуайсана Вэй Усянем и Цзян Чэном.
На протяжении обучения в Гу Су Лань девушка не раз выручала Вэй Ина самодельными мазями, которые снижали боль после наказаний. Доброта и отзывчивость Ланчунь очень быстро привлекли внимание Цзян Чэна, из-за чего он начал рассматривать девушку не только, как хорошую подругу.

После окончания учёбы, их пути разошлись, но иногда им удавалось встретиться на состязаниях между орденами.
Когда орден Вэнь призвал заклинателей на перевоспитание, Ланчунь вызвалась сопровождать Хуайсана, но ей было отказано в просьбе.
После трагедии в Юнь Мэн Цзян, Ланчунь просила отправить подмогу для поиска беглецов, и даже отправилась с отрядом заклинателей, но найти Вэй Ина и Цзян Чэна им так и не удалось.

Осознавая приближение войны, Не Минцзюе принял решение обручить Хуайсана и Ланчунь, так как он не был уверен, сможет ли его брат стать достойным главой клана, если с ним что-то случится, в то время, как Ланчунь, воспитанная самим Минцзюэ обладала сильным характером и могла нести ответственность за чужие жизни.
Не Хуайсан, не Ланчунь не были этому рады, так как их отношения больше походили на родственные, но никак не романтические.

На собрании в Гу Су, где Ланчунь сопровождала главу ордена она снова встретила Цзян Чэна. Там же, глава клана Юнь Мэн Цзян узнал про помолвку между Хуайсаном и Ланчунь, и принял важное для себя решение.
Ланчунь была шокирована, узнав, что Минцзюэ согласился подумать про улучшение отношений с орденом Юнь Мэн Цзян на взаимовыгодных условиях благодаря браку Цзян Чэна и Не Ланчунь. Эта новость была встречена девушкой не слишком радостно, но как и прежде она не стала противиться решению Минцзюэ.

На протяжении войны против ордена Вэнь Ланчунь заметно сблизилась с Цзян Чэном и постепенно сама начала проникаться к нему теплыми чувствами.

После войны она вернулась к своему ордену, но время от времени навещала Пристань Лотоса. Пока орден Юнь Мэн Цзян возвращал свою былую мощь, о свадьбе не могло быть и речи, но это был отличная возможность для Ланчунь и Цзян Чэна привыкнуть друг к другу. Совсем скоро уже почти никто не сомневался, что свадьба действительно состоится, так как даже Цзян Янь Ли привселюдно начала называть Ланчунь "сестрой".

Перед свадьбой Янь Ли, девушка тоже нанесла визит Вэй У Сяню, где старейшина И Лин с удовольствием подшучивал над Цзян Чэном и Ланчунь по поводу их предстоящего будущего.

Спустя какое-то время, когда Ланчунь направлялась в Юнь Мэн Цзян она наткнулась на деревню, заполненную свирепыми мертвецами. Ланчунь помогла сбежать местным жителям, и даже будучи раненой продолжала сражаться, но её сил не хватило, чтобы победить всех и обессилив Ланчунь заснула вечным сном совсем немного не дождавшись подкрепления из Пристани Лотоса.


­­

Категории: Магистр дьявольского культа, Mo dao zu shi, OC, RPC
Как я провёл зиму Paul Pott 14:10:00
"Only football gives us thrills, rock 'n roll just pays the bills" пел Роджер Тейлор на альбоме 1978 года Jazz. В моём случае всё случилось с точностью наоборот: положив четверть века на алтарь рок-н-ролла, я при этом так и сидел у разбитого корыта. Нет, конечно, данная деятельность оставила массу ярчайших воспоминаний: Брайан Мэй присылал мне подарки по почте; Доро Пеш звонила на домашний телефон и общалась с моими родителями; я пел с группой Элиса Купера вместо Элиса Купера, а также выступал на одной сцене с людьми, которые в своё время играли с Джоном Ленноном и Майклом Джексоном... это не говоря уже о многочисленных интервью и просто мимолётных встречах. Безусловно, всё это давало мне мощнейшие thrills, но никак не обогащало материально – скорее, напротив, постоянно требовало трат. И вдруг мне обрыбилось оттуда, откуда я никогда бы и не ждал: именно футбол, к которому я с детства относился более чем прохладно, помог мне существенно поправить материальное положение. А так как деньги, несомненно, жгут карман, я рассудил, что "кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть". Короче, гуляй, рванина!
­­
Первоначально я планировал рвануть в Соединённые Штаты на KISS Kruise, дабы перестрелять всех зайцев одним залпом: и KISS посмотреть (в который раз), и Эйса, и Винни, и братьев Куликов, да и Штаты, собственно, впервые в жизни! Но рыпнулся я больно поздно – там уже и каюты все были раскуплены давно, да и с визой я бы, скорее всего, не уложился. Поэтому я тотчас переориентировался и решил осуществить ещё одну из своих сокровенных мечт – вырваться посреди зимы из холодного ада и погреться где-нибудь на солнышке. И отправился в Шри-Ланку!
­­
Честно говоря, в тех школах, в которых я учился, постоянно были какие-то сложности с географией – то ли с учителями был дефицит, то ли чего. Но я толком даже и не помню, чтобы у нас была география. Наверное, она всё же была в каком-то виде, но, видимо, в таком, что я и не помню. Поэтому географию я теперь изучаю опытным путём – и, надо сказать, так оно и куда интереснее, познавательнее и куда лучше откладывается. Например, прежде чем я побывал в Люксембурге десять лет назад, я вообще думал, что это какой-то город в Голландии или типа того. А оказалась такая классная и красивая маленькая страна – с удовольствием ещё вернулся бы туда как-нибудь. То же и со Шри-Ланкой. Я примерно представлял себе, что это где-то в Азии, но даже не задумывался, скажем, что Шри-Ланка и Цейлон – это одно и то же место! )
­­
Когда шофёр, встречавший в аэропорту, предложил сесть на переднее место, я, ничтоже сумняшеся, полез в правую дверь... и крайне удивился, обнаружив там руль! Водитель тоже, похоже, не ожидал, что я собрался вести вместо него. :)­ Короче говоря, в наследство от британских колонизаторов на Шри-Ланке осталось левостороннее движение. И, как меня уверил всё тот же шофёр, у них вообще запрещены машины с левым рулём. Я всё же не уверен насчёт "запрещены", но я действительно за всё время не видел там ни одной "нормальной" тачки. И если с левосторонним движением как бы проблем нет – просто надо запомнить для себя, что при переходе улицы вначале надо смотреть направо (а не как нас учили с рождения), то вот стиль местного вождения оставил у меня неизгладимое впечатление. Уверен, что седых волос у меня за эти неполные две недели поприбавилось! Потому что любая разметка – будь то сплошная или зебра – пофиг. Дороги все, как правило, однополосные, и поэтому вылезти на встречку и пилить лоб в лоб как в американских боевиках – это вообще в норме вещей. Причём навстречу несущемуся автобусу может с тихой грустью и со стальной уверенностью скрестись велосипедист. Складывалось устойчивое ощущение, что аборигены настолько свято верят в реинкарнацию, что даже специально торопятся её ускорить. Но, эй, я тут сижу с тобой рядом и совсем в неё не верю! При этом, однако, они каким-то непостижимым образом чувствуют друг друга, словно какие-нибудь муравьи в муравейнике, и умудряются в самый последний момент с диким миллиметражом уклоняться и разъезжаться. За всё это время я видел всего одну аварию, и то очень лайтовую. Хотя плюс их дорог в том, что на них толком и не разгонишься = соответственно, сильно и не врежешься. А что ещё сразу бросается в глаза: весь этот с трудом контролируемый хаос на дороге водители воспринимают с буддистским спокойствием. Наши бы давно уже все обматерились до инфаркта, да забили бы друг друга монтировками, а там даже бибикают больше в качестве предупреждения – типа, я поехал, так что имейте в виду!
­­
Я всё же сейчас подумал, что, пожалуй, не буду расписывать всё своё путешествие подробно, иначе это грозится перерасти в двухтомник. Посему укажу лишь некоторые наблюдения, а остальное проиллюстрирую фотографиями!
­­
Шри-Ланка – многоконфессиональн­ое государство. Основной религией считается буддизм. Но наряду с буддистскими храмами и ступами очень много и христианских церквей (украшенных с местным колоритом сотнями лампочек – ведь то была рождественская пора), мечетей (у мусульман здесь свои кварталы, но сами мусульмане, по утверждениям местных, не радикальные и вполне терпимые и миролюбивые – хотя откуда-то ведь взялись Тигры Освобождения Тамил-Илама) и даже синагог. Православных храмов, правда, не встречал – говорят, есть один в Коломбо. При этом стоит иметь в виду, что вследствие многовековых отношений с Индией буддизм на Шри-Ланке замысловатым образом переплёлся с индуизмом: когда в оформлении некоторых храмов используются как изображения Будды, так и отдельных представителей индуистского пантеона. В храмы и на околохрамовую территорию запрещено заходить с открытыми руками (имеются в виду руки выше локтя) и ногами выше колена – независимо от половой принадлежности. Также в обязательном порядке требуется разуваться – а дабы избежать кражи черевичек, почти у каждого храма существует пункт хранения. За символическую мзду, разумеется. Правда, разуваться на Шри-Ланке вообще традиция – особенно в сельской местности: как правило, они разуваются у входа почти в любое помещение, будь то магазин или клиника. Стоять спиной к Будде считается почти святотатством. Поэтому фотографироваться на фоне его изваяний настоятельно не рекомендуется – подобная табличка есть даже возле статуи Будды в аэропорту, где она, казалось бы, носит больше антуражный характер, а не объекта поклонения.
­­
По преданиям (хоть и не подкреплённым никакими вещественными доказательствами), Будда посещал территорию нынешней Шри-Ланки несколько раз. В городе Канди даже есть храм "Зуба Будды", в котором хранится один из его зубов, оставшийся после кремации. Правда, он скрыт от глаз простых смертных и вообще извлекается из своего хранилища раз лет в 12 что ли.
­­
Есть страны, претендующие на звание "самой зелёной в мире", и Шри-Ланка, по какому-то недоразумению, в их список не входит. Потому что она вся... зелёная! Всё в том же Канди располагается впечатляющий ботанический сад, но в принципе, ботанический сад здесь повсюду. Вдоль дорог – сплошные лавочки, торгующие фруктами и овощами. В избытке манго нескольких видов, а бананы так и вовсе растут в диком виде повсюду – если не лень, можно и самому надёргать. Но больше всего, похоже, кокосов – а если быть точным, местных "королевских кокосов", которые растут только на Шри-Ланке. И растут они в таком количестве, что кучи непроданных кокосов к вечеру просто бросают гнить на обочине – дешевле новых нарубать поутру.
­­
И всё же к флоре я всегда был относительно равнодушен. Другое дело – фауна! И тут у Шри-Ланки тоже нашлось, чем порадовать. Уже в первое же утро я к вящей радости узрел перебирающихся по проводам обезьян. Макак тут считают настоящими чертями, потому что хлопот они могут доставить немало. В первую очередь они тырят всё, что плохо лежит. В поисках пропитания, понятно, но при этом у них хватает мозгов, чтобы стащить, скажем, сумку, потому что в ней тоже может оказаться что-то съедобное. А если нет – сумку от отчаяния могут и раздербанить. Убивать их местные всё же не убивают, но активно расстреливают из рогаток и духовушек. Обезьяны же со всеми подобными дивайсами уже, похоже, знакомы не понаслышке, потому что если на них навести даже фотоаппарат, от греха стараются ретироваться. Со случаями проявления агрессии с их стороны я не сталкивался, но одна макака запульнула добрую половинку кирпича в очередь туристов возле Львиной Скалы, попав в голову какой-то женщине. Сложно сказать, метилась ли она специально, подбросила "на кого Бог пошлёт", либо же вообще случайно столкнула при прыжке – но, полагаю, пострадавшую не успокоил бы ни один из вариантов ответа...
­­
Кроме оголтелых макак моими фаворитами были вараны, которые разгуливают местами достаточно свободно – никто не обращает особого внимания на них, и это взаимно. Но при приближении к ним они всё же на всякий случай начинают сматываться. Хотя, в крайнем случае, будучи зажатыми в угол, этот вид варанов может начать отбиваться: как хвостом, так и когтями с зубами. Конечно, это не комодские вараны, которые в состоянии перебить хвостом ноги буйволу, но всё же можно предположить, что тварь длиной в полтора метра в состоянии нанести тебе при желании ощутимый урон. По зданиям же вовсю сновали меньшие братья варанов – гекконы, переговаривающиеся между собой цоканьем, похожим на звук заедающего вентилятора. А в водоёмах вместе с варанами плавают ещё одни их дальние родственники – черепахи.
­­
Конечно, отдельно стоит отметить слонов, являющихся неофициальным символом Шри-Ланки – по крайней мере, изображения и сувениры со слонами встречаются повсеместно. Все слоны там, правда, похоже, сконцентрированы в специальных слоновьих парках – которые по сути своей похожи на зоопарки, но только с одними слонами. Там великаны пасутся в вольерах, а несколько раз за день, на радость зевакам, их водят через дорогу на реку на водные процедуры. По улицам слона водили... И хотя посмотреть на купающихся и поливающихся из хобота слонов в почти природных условиях – крайне занятно, но тяжёлые цепи у них на ногах и багры в руках погонщиков всё же нарушают ощущение аутентичности. Кстати, на той же улице, по которой их гоняют на водопой, можно прикупить в том числе и сувениры... сделанные из слоновьих какашек!
­­
Птичий мир Шри-Ланки представлен тоже весьма пёстро. Но от орнитологии я далёк примерно так же, как и от ботаники. Поэтому отмечу, пожалуй, только низкорослых цапель, кучкующихся преимущественно вокруг водоёмов. А также павлинов, которые в Шри-Ланке совсем не экзотика, а живут себе вполне в диком виде. На шоссе там кое-где даже можно встретить знаки "осторожно, павлины"! И с цаплями они, кстати, не очень дружат – гоняют их просто до исступления. Важные, блин, как павлины.
­­
А ещё в небе периодически появлялись летучие мышки – эти, правда, уже после наступления темноты; и летучие собаки – по сути это такие же рукокрылые, как и летучие мыши, но всё же отнесённые в отдельный подотряд крыланов. В отличие от мышей, собак можно было увидеть и днём, но они почти не летали, а всё больше висели вниз головой в кронах деревьев.
­­
К сожалению или, наоборот, к счастью я не встречался на Шри-Ланке ни с оленями, ни с медведями, ни с дикобразами, ни со змеями, ни с крокодилами, которые тоже там водятся. Ну а всякую домашнюю живность вроде кошек, собак и коров не упоминаю, потому что кошки, собаки и коровы – они и в Африке кошки, собаки и коровы. Пускай и с некоторыми местечковыми особенностями.
­­
Индийский океан (по крайней мере та часть, где я был) тоже не особо кишел живностью вдоль берега. Разве что крабики двух видов – и те в основном вылезали уже ближе к вечеру, когда суеты поменьше. А так, ни медуз, никаких ещё кракенов. Однажды, к слову, на берег выкатилась рыба-ёж, но на проверку оказалась уже дохлой. Рыбаки же вылавливали где-то скатов, но в воде я их не видел. Правда, морских ежей я до определённого момента тоже не видел, пока не ухватил одного под водой пятернёй! Но, скажу я вам, наиболее жутко было заходить в океан, когда я надумал осуществить это прямо в новогоднюю ночь. В гордом одиночестве. Ощущение было, как будто погружаешься в какую-то бескрайнюю чёрную дышащую субстанцию. А принимая во внимания количество фильмов ужасов, которые я пересмотрел, и мою хорошую фантазию... В общем, я решил не искушать Посейдона, кунулся быстренько как на Крещение, да сбежал на берег кормить комаров.
­­
Комары! Вот они на Шри-Ланке довольно злые. Причём наши на их фоне похожи на вертолётики, которые степенно приземляются на тебя, долго примериваются и только потом пристраиваются сосать. Эти же как мессершмитты быстро налетают, успевают стремительно зажлудить, и пока ты сообразишь, что к чему – их уже нет. А зудит потом так, будто оса какая укусила. Правда на удивление и проходило быстро – стоило душ принять. Ну, во всяком случае, это у меня так.
­­
Также мне повезло, что при своей неизлечимой инсектофобии я не сталкивался особенно с местными насекомыми – а ведь в тёплых странах они зачастую довольно уродливые и немаленькие бывают. Паучки попадались нестрашные. Ну бабочки-кузнечики – к этим я нормально. Богомолов я даже на удивление люблю – поэтому их появлению радовался (хотя, справедливости ради, когда один засел на унитазе в моём номере, а потом ещё вдруг и прыгнул с него на меня, тут я, признаться, струхнул). Поэтому самой страшной гадостью оказался какой-то стрёмный чёрный полутаракан, который умудрялся изгибаться всем телом. Но я и его соседство в своём душе благополучно пережил!
­­
Наверное, стоило бы рассказать ещё и про жгучую национальную кухню, про аюрведу, про тук-туки, чайные плантации да народные танцы, которыми нас потчевали на новый год... Да и много ещё про что! Но рука бойца колоть устала. Поэтому буду уж закругляться и вывешивать своё сочинение из разряда "как я провёл зиму" на всеобщее обсуждение. В надежде на то, что продолжение однажды следует...
­­

Музыка Geoff Tate - Lucy In The Sky With Diamonds
Настроение: Не Шри-Ланка!
Хочется: Ага
Категории: Путешествия; шри-ланка
воскресенье, 20 января 2019 г.
+ Simurgh 19:49:46
 Все мои хвосты блядь состоят из физры, гитары, ДОМРЫ ЕБАНА В РОТ ОНА ПУСТЬ БУДЕТ, и ИРМ.
Я вокалист, отъебитесь пожалуйста со своими инструментами. Я наиграю мелодию, разберу песню, съиграю как любитель три акорда, но блядь заебали пьесы по памяти. ПОЖАЛУЙСТА, Я ЗАЕБАЛАСЬ УЖЕ.
Юбка Бичарa 08:39:37
 ­­
(ссылка в коммах)
08:39:47 Бичарa
...
еще...
суббота, 19 января 2019 г.
Взято: - Hanamiya Makoto [Aidoru yorimo ore wo miro] - Queen of stupidity 19:30:34
 ­kamiori 23 августа 2015 г. 08:28:42 написала в своём дневнике ­Kyoukasuigetsu
­­
­­
Эта девчонка такая не постоянная.
- Ты на что там смотришь? – спросил я, присаживаясь рядом с иностранкой.
- На Сато Шори, – глупо улыбаясь, она положила мне на колени какой-то буклет.
- Что это? – внимательно всматриваясь в лицо какого-то размалеванного парнишки, я скривился. – Это ты на этого-то смотришь?
Скептически посмотрев на девчонку, я снова вернулся к разглядыванию фотографии. Его белое напудренное лицо не выражало абсолютно ничего, в то время как хрупкие "мужские" руки нежно прикасались к его губкам-бантикам, а глазки-конфетки кокетливо смотрели на меня. От подобной картины меня чуть не вывернуло. Неужели девушкам сейчас нравятся вот такие вот мальчики-зайчики? Не в силах больше смотреть на этот цветной кошмар я повернул голову к иностранке и недоуменно посмотрел на нее.
- Макото, разве он не прелесть? Он такой милашка на этой фотографии, – томно вздохнув, она прижала фотографию к груди.
Внезапно мое чувство отвращения к этому парнишке перешло в гнев.
- Да, он просто ослепителен, – мило улыбаясь, я думал о том, каким способом поджечь ее коллекцию этого Сато Шори.
- Ты, правда, так думаешь? – спросила меня девушка, при этом размахивая цветной бумажкой в воздухе.
- Нет, конечно, – я нагло улыбнулся и встал с насиженного места. – Я намного лучше твоего крашеного перца, а ты сидишь и щебечешь о том, какой твой Сато прекрасный.
- Ты умеешь испортить атмосферу, – она бросила на меня злой взгляд. - Хочу сообщить, что сегодня вечером я пойду на его концерт.
- Смотри не потеки от его слащавой улыбочки. Возможно, его интересуют иностранки. Всё в твоих руках, малыш.
- Хорошая попытка отговорить меня, но я всё же пойду.
Ее короткая юбка была явно не к месту.
- О, я смотрю, что ты решила не злить своего парня и одела самую длинную юбку в своем гардеробе, – опираясь на дверной косяк, я с наслаждением рассматривал ее стройные ножки.
- Это – единственная юбка, в которой я могу пойти на концерт.
- Единственная? – я с интересом наблюдал за ее попытками встать на пятнадцатисантиметр­овый каблук, попутно придумывая план по защите моей собственности.
- Да, все остальные остались у меня в общежитие, – удовлетворенно улыбнувшись, она закончила свои приготовления.
- Подожди, а поцеловать? – я притянул ее к себе за руку. – Я же буду скучать.
Она легко повелась на мои слова и уже через несколько секунд иностранка поцеловала меня. Это было слишком просто. Не разрывая поцелуя, я начал медленно подталкивать ее к выступающему гвоздю в столешнице. Пока она думала о том, что мое поведение всего лишь приступ неутолимой страсти, я уже осуществил свой план.
- Макото! – услышав треск юбки, глаза девушки быстро приобрели форму двух полированных блестящих монеток. – Я же тебе сказала, что эта единственная!
- По-моему, эта юбка наоборот приобрела свою ценность с этим вырезом от бедра.
- Какой тут вырез? Всё, что осталось от этой юбки, – это 2 см в длину.
- Я так сожалею, – приторно-сладким голосом я обратился к ней и театрально прикрыл глаза рукой.
- Ты это специально!
- Разве я мог навредить моей дорогой девушке? – ухмыляясь, я продолжал смотреть в ее безумные глаза.
- Почему ты всегда такой?
- Может быть, потому, что ты все-таки любишь плохих парней?
Наблюдать за ее раздраженным лицом было невероятно интересно, но я оказался прав. Мне всегда нравилось наблюдать за ее вспышками гнева. В этой же ситуации ее жутко бесило то, что в планы вмешался некий Я, обрезая последние пути к отступлению. Да она даже не могла представить себе, на что я могу пойти, чтобы остановить ее от любования тем Сато.
- А, может, мне просто нравится Макото?
- Неужели? Тогда докажи свою преданность твоему королю, – я протянул к ней руку, приглашая подойти поближе.
- А как же концерт?
- Даже если я сделаю вот так? – свободной рукой я начал расстегивать рубашку, медленно, одну пуговицу за другой, нагло улыбаясь. – Ну, не закончишь начатое дело?
Она коротко кивнула и медленно направилась ко мне.
Я уверен, что никто не сможет ей заменить меня.
Буду рада Вашим пожеланиям и комментариям: http://kamiori.beon­.ru/0-1-once-in-a-bl­ue-moon.zhtml

Источник: http://kamiori.beon­.ru/0-20-hanamiya-ma­koto-aidoru-yorimo-o­re-wo-miro.zhtml
Hm Phillin 15:53:37
Тише. Если ты закроешь глаза, перестанешь дышать и перекроешь бит пульса. Ты услышишь как медленно вспорхнет бабочка, с цветка твоей едва распустившейся души. Подробнее…Ты чувствуешь кожей едва заметное колыхание воздуха из-под ее крыльев. Это последнее, что останется, когда лепестки твоей розы осыпятся и засохнут. В ней, этой маленькой бабочке, есть еще тонкая нить к жизни твоего цветка. Не дыша и не чувствуя, ты не в силах больше ее поймать, и отпустишь в полет куда-то в темноту. Время останавливает свое течение для тебя и взмахи кажутся такими тяжелыми. Ты еще видишь ее белые крылья, но никак не можешь остановить.
Из размытой темноты от слез протянется лапа. Кривая, как будто бы с черными когтями. Она схватит твою бабочку и тут же сожмет в кулак. Ты не услышишь больше ничего. Вся жизнь из тебя уйдет в тот момент, как ты потеряешь свою бабочку.
Тебе мерещится слабый смех и возникающая морда прямо над лицом. Все, что когда-то было бабочкой, пеплом осыплется тебе на грудь, обжигая кожу, создавая другой, опаляющий ледяную кожу, цветок.
Он вдохнет в твои приоткрытые губы слова, которых ты не услышишь. Вдохнет, впуская как младенцу воздух в еще не раскрывшиеся легкие, заставляя с криком изогнуться больное тело. Его лапа прижмется к твоей горящей огнем груди, заставляя все тело гореть. Ты полыхаешь пламенем, ты видишь, как все твое тело им охвачено и ты кричишь от боли, срывая тихий тонкий голос. А он лишь удержит тебя на месте, не давая подняться, задавит тебя булыжником к земле, пока ты бьешься в агонии, моля о скорейшем конце.
Он будет продолжать шептать тебе, пока ты умираешь так больно и долго, пытаясь избавиться от его тяжелой лапы, пытаясь выпутаться из его болезненной хватки. Пытаясь выжить. Но сквозь шумный поток бесконечных страшных мысли ты услышишь его. Услышишь раз, другой, пока не станешь слышать постоянно. Что он говорит тебе? "Живи" неустанно повторяет он и только сейчас ты увидишь, почему тебе так горячо. Его тяжелая лапа удерживает ускользающий свет, возвращая на место. Твое замерзшее тело пытается согреться, забыв, что такое тепло. "Живи. Пожалуйста. Живи" - его звериная страшная морда укорачивается и ты видишь в ней человека, страдающего вместе с тобой. Он нависает над тобой, руками удерживая то единственное, что еще заставляет быть тебя живым, реанимируя умирающее тело.
"Впусти его" - тихо зашепчет что-то внутри и ты услышишь треск. Треск замков, запрещающих тебе быть счастливым. Это больно. Очень больно. Сгорать мертвому существу, чтобы из его пепла поднялось живое.
-Живи, - в который раз услышишь ты из иссохших потрескавшихся губ. Сзади него померещится тот силуэт, что подошел к тебе. Он протянет руку к плечу человека рядом с тобой, смотря прямо в твои глаза с холодом и животным одиночеством. Ты поднимаешь дрожащую ладонь к едва влажной щеке над собой. Стоит твоим холодным пальцам коснуться, как силуэт сзади обратиться в дым и вернется туда, откуда пришел, отдавая тебе свой свет.
-Живи, - вторишь ты чужому голосу, унимая дрожь перерождения.

­­
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотен